Чем пахнет в морге: как называется и каким веществом

  • Доброго времени суток, други и подруги!
  • В данном посте я познакомлю вас с работой санитара морга, а в частности с той его частью, которая является самой значимой для родственника умершего.
  • Как уже понятно из названия, мы поговорим о бальзамировании и других подготовках тела к прощанию.

Сразу предупреждаю, у меня нет специального образования, я не заканчивал курсы бальзамировщика(даже не знал, что такие есть до недавнего времени). Все мои методы основаны на личном опыте, опыте старших коллег, консультациях с докторами и экспертами. Так что на истину в последней инстанции не претендую.

Допускаю, что в других моргах и похоронных бюро делают по другому, и с удовольствием почитаю об этом.

А сейчас о наших услугах и методах.

Ах да, стандартное предупреждение для впечатлительных! Подумай еще раз, тебе точно надо это читать? Если твой ответ утвердительный — вперед!

Тебя, мой уравновешенный читатель, это не касается. Читай не раздумывая!

Бальзамирование.

Для начала расскажу, какие бывают виды бальзамирования, а потом уже скажу, что делаем мы и в каких ситуациях.

Самый лучший и самый продуктивный метод — это сосудистое бальзамирование. Суть его заключается в том, что бальзамирующий раствор доставляется к тканям по естественным магистралям организма. Самый лучший и самый эффективный. Но невозможно его произвести после вскрытия. Все ключевые артерии перерезаны.

Второй — комбинированный. Полости и органы обрабатываются отдельно, а конечности — сосудисто.

Третий — обколоть. Тут и так ясно. Берем шприц и вкалываем раствор, куда надо.

И самый простенький — пару уколов в брюшную полость и маска на лицо.

Теперь подробнее.

Основная работа по сосудистому бальзамированию проводится через бедренную артерию. Кто-то предпочитает ключичную, кто-то еще какую-то. Я делаю через бедренную.

Делаем надрез на внутренней стороне бедра, раздвигаем мышцы, поддеваем специальным инструментом артерию, делаем надрез, но не перерезаем ее полностью!!! В надрез по направлению к телу вводим канюлю(игла специальная) и обвязываем ее лигатурой(повязка по-простому). В обратном направлении вводим трубочку и тоже обвязываем ее лигатурой свободный конец — в слив.

Короче получается такая конструкция, что когда я закачиваю раствор в тело, то кровь выталкивается из кровеносных сосудов и выходит через трубочку в слив.

Отличие иглы от канюли:

Чем пахнет в морге: как называется и каким веществом

Как видите, канюля тупая и ей не проткнуть случайно сосуд при заливке

Лигатура:

Чем пахнет в морге: как называется и каким веществом

Растворы бывают разные, но чаще всего это разные пропорции формалина, спирта, глицерина. Добавляют еще импортные растворы. Короче, что есть — тем и накачиваем.

Качественная сосудистая заливка происходит так. Вначале через организм прогоняем слабый раствор формалина. Беру шприц Жане и закачиваю в артерию. Просто, чтоб промыть сосуды, убедиться, что проток свободен, нет сгустков и закупорок.

Сильный(в смысле концентрированный) раствор может сразу задубить сосуд и тот станет твердым и непроходимым. Нам такое нахрен не надо. Так что все делаем постепенно. Когда на выходе получаем вместо крови розоватый раствор — промывка окончена. Тогда раствор сменяется на более концентрированный и начинается основная фаза.

Пока один нагнетает, другой санитар может массажировать конечности, чтоб доставить раствор в самые мелкие сосуды, а значит и к самым отдаленным тканям. Количество раствора и его концентрация зависит от массы тела и степени разложения.

Когда тело прокачено, сосуд перевязывается, чтоб не вытекало ничего, а плоть прихватывается на пару стежков. Все раны и разрезы нужно прошивать, чтоб они не подтекали в гробу и не испортили прощание и похороны.

То же самое делается и с головой. Круг кровообращения головы устроен так, что через бедренную артерию что-то попадает, но голова полностью не консервируется. С головой все делается аккуратнее.

Когда нагнетаешь раствор, нужно массировать лицо и следить за его цветом. От избытка формалина кожа становится чересчур розовой. Тут главное не переборщить, а то труп из бледного станет красным.

Равномерность цвета достигается массированием тех или иных участков кожи. Как только цвет нормализуется — стоп.

Вот собственно и все бальзамирование.

Но ведь ты говорил, что его невозможно сделать после вскрытия, а вскрывают почти всех!

Чем пахнет в морге: как называется и каким веществом

Да, мой наблюдательный друг! Такое мы практически не делаем.

Можно вначале забальзамировать, а уж потом вскрыть! — скажешь ты.

Можно, но так не делают. Во-первых формалин катастрофически влияет на белок, а следовательно и на исследуемый материал. А правильность экспертизы превыше всего! А во вторых — это яд! ЯД для человека!!!!!! Никто не захочет дышать им во время вскрытия. Так что такая крутая бальзамация — мало применима в наших реалиях.

Комбинированный способ применяется для подготовки тел к длительному хранению. Для перелетов, поездок на поездах или за границу. По вышеописанному методу мы прокачиваем только конечности. И то, только если они целые.

Например после ДТП бывает, что сосуды нарушены и лить в них бесполезно. Короче проливаем конечности и принимаемся за брюшную полость.

Если надо на долго сохранить и чтоб потом тебя не проклинали родные, то делать надо ответственно.

Все содержимое кишечника удаляется — проточная вода нам в помощь. Чтоб все промыть нужно иссечь пищеварительный тракт и все промыть. Брюшная полость заливается небольшим количеством раствора. Укладывается кишечник и тоже заливается сверху химией. Каждый орган заворачивается в ткань, тоже пропитанную раствором. Отдельно. Все это помещается в тело и сверху еще поливается раствором. Зашиваем.

Если сделать первым или вторым методом — тело хранится очень долго. Оно скорее начнет цвести, чем гнить. Но при условии, что раствор попал куда надо и как положено.

Так мы делаем не очень часто. Мало кому надо хранить так долго труп. Но при транспортировке — это единственный выход. Потом звонят родные — благодарят.

Нам приятно.

Чем пахнет в морге: как называется и каким веществом

Последние два способа уже описаны. Там и добавить нечего. Такое делаем в большинстве случаев, когда это необходимо и родственники изъявили желание.

Тут все по ситуации. Надо, что полежал пару деньков. Обкололи брюшную полость и хватит. Смотрим по состоянию трупа. Жирных обкалываем больше. С тучными вообще проблема. На всех этапах. Короче бальзамирование — процесс индивидуальный и очень нужный в определенных ситуациях.

  1. Услуги по подготовке тела.
  2. Что касается услуг, я перечислю основные, а потом расскажу подробнее.
  3. Итак:

Закрыть глаза, рот. Зафиксировать.

  • Тампонада отверстий.
  • Прическа.
  • Бритье.
  • Стрижка(да-да, бывает и стрижем).
  • Макияж.
  • Ароматизация.
  • Маникюр.
  • Маска на лицо.
  • Бальзамирование(способ зависит от ситуации).
  • Герметизация швов.
  • Реставрация трупа.

Собственно из стандартных — все. Есть еще нестандартные просьбы, но тут по ситуации.

Теперь по порядку.

Глаза, рот. Тут тоже могут быть варианты. Можно просто закрыть глаза и заклеить веки

О, УЖАСССС!!! их заклеивают!!!

Чем пахнет в морге: как называется и каким веществом

Да! Суперклеем. Если не заклеить, то могут при транспортировке предподоткыться)). Оно надо?

Так вот можно просто заклеить, а можно подложить еще и пластиковые такие штучки, чтоб глаза были не запавшие. Организм после смерти теряет влагу, глаза «усыхают», становятся запавшими, кожа тоже сохнет и натягивается. Поэтому покойники имеют заостренные черты. Ну это если не начал гнить.

Так вот под веки можем положить эти штуки и глаза будут нормальные, как будто спит.

Рот фиксируется стежком. Короче, мы его зашиваем, как футбольный мячик. Изнутри. Так что тряска в автобусе тоже ему не по чем.

Тампонада.

Это просто. Тампоны, пропитанные раствором вставляем в горло и нос. Так ничего не потечет и не будет запах выходить наружу из легких. (часто даже не спрашиваем — делаем бесплатно)

Прическа.

Тут и без слов. Если хотят родственники моем голову с шампунем, укладываем(как можем, предупреждаем, что не парикмахеры).

Бритье.

Часто делаем. Скажу сразу, брить труп совсем не то, что живого себя. Мужики меня поймут, когда мы бреемся, то натягиваем нужный участок кожи, так как надо, а тут фигушки. Ничего он не натянет. Вот и приходится рукой тянуть. А из-за того, что кожа высыхает она теряет упругость и там, где живая амортизирует, мертвая — тупо режется. Но мы наловчились. Результатом заказчики довольны.

Стрижка.

Иногда(очень редко), когда попадает запущенный труп. Например старенького дедушки-алкоголика, который жил один и за собой не следил, но у него есть родня и вот когда за ним они приезжают, то хотят, чтоб в гробу он был огурчиком. Просят постричь и побрить. Делаем.

Макияж.

Тут все просто. Тональный крем, пудра, помада(по желанию), если просят — красим брови. Бывает, дают фотку, чтоб мы видели какой труп был при жизни и сделали максимально похоже. Делаем. Так же и с макияжем рук. Тот же тональник, пудра.

Читайте также:  К чему снится умерший дедушка внучке и разговаривать с ним

Ароматизация.

Делается бесплатно, но с разрешения родни. Не все хотят, чтоб от покойника пахло. Уж не знаю, почему, но некоторые на это реагируют крайне негативно! По-сути — обычный пшик духами на рубашку или платье. Для мужчин мужской запах, для женщин — женский. Если есть пожелания клиентов — приносят свое.

Маникюр.

Часто красим ногти, но чаще просто просят снять лак, который на ногтях. Сложно умереть и при этом сохранить красивый маникюр, скажу я вам. Для этого у нас стоит большой флакон ацетона.

Маска на лицо.

Это адская смесь формалина, спирта, глицерина и одеколона тройного. Пропитывается полотенце и на лицо. Стали делать такое недавно — результат превосходный! Кожа напитанная глицерином. как живая. От формалина слегка розоватая, а одеколон… наверное тоже полезный, не знаю… не я придумывал рецепт. Если есть раствор вволю — делаем бесплатно. Если дефицит — за денюжку.

Про бальзамирование уже писал. Говорим с заказчиком, объясняем ему все за и против. И он выбирает, делать или нет. И если да, то какую.

Раствор государство не выдает, мы покупаем его за свои(ну в смысле с доходов ИП) и можем конечно пару уколов сделать бесплатно, но нас за это дрючит начальство, так что и тут бесплатно — редкость.

Герметизация швов.

Как минимум после вскрытия будет один большой шов(от кадыка до паха) и один маленький(на голове).

В принципе, если хорошо зашить, то течь не должно, но если труп крупнее среднего или началась активная фаза газообразования, то могут быть проблемы. Бывало, что тряпка в голове напитывалась кровью и начинало теч со шва.

С вечера одел, уложил, а утром пришел, а он лежит в луже собственной крови. Кабздец одежде. Конфликт с родными и т.д.

Так что, если вижу, что труп полнокровный и скорее всего потечет, а уж если надо подержать его до похорон пару дней — предлагаю родственникам эту услугу. Делается герметизация просто.

На туго зашитый(очень частыми стежками) шов наношу слой клея. На него гигиенические прокладки, все это закрываю стрейч-пленкой. Края пленки приклеиваю к телу.

Коллеги говорят, что это лишнее, но я считаю, что лучше перебдить, чем недобдить.

С головой чуток по другому. Там перед тем, как зашить кладу прокладку из ветоши или гигиенических прокладок между кожей и черепом по шву. Естественно в голову тоже тряпки. Желательно х/б. Женские прокладки хороши тем, что когда набираются кровью — распухают и тем самым зажимают рану. Если голову туго зашить — ничего не капнет.

Реставрация.

Тут можно писать диссертацию. Огромное количество методов, способов. Там и кости надо сопоставить и ткани и кожу. Короче, бывало, что и пол ночи сидел на работе, чтоб на завтра «сделать» заново лицо. Каждый случай — индивидуальный. Все тут не описать. Просто делаем и все тут.

Одевание.

Эта тема всплыла в х и я коснусь ее немного. Одевать труп с непривычки тот еще гемор. Это вам не пьяного друга тащить из бара, а потом снять куртку и ботинки. Бесчувственное тело, как вода в презервативе.

Все время перекатывается, норовит проскользнуть меж пальцев и т.д. Вот мертвый так же. Гнется во всех суставах, руки, как палки. Где надо не гнуться, где не надо — аж бегом.

Поначалу казалось, что эти трупы резиновые куклы, такие неестественные они были. Со временем наловчился.

Примерно так: Усадил. Одел на него рубашку, пиджак. Потом трусы, штаны, носки, тапки. Короче, сейчас уже не проблема. Одеваю на раз два. Другое дело с жирными. Когда одна нога килограмм 50 весит. Пока, блин натянешь трусы — весь мокрый.

Предвижу вопрос, а если не все одевать, а например трусы и носки выкинуть или сунуть в карман. Если родня узнает, что одел не все, что передали и согласовали — будет скандал. Если санитар взял вещи, то все они должны быть на теле.

Жиробасов обычно одеваем вдвоем.

Про окоченение.

Да трупы коченеют, но это процесс временный и бывает не очень выраженный. Короче сильно «тугих» можно и не одевать в эту минуту, а чуть позже, когда «покладистее» будет.

Вот собственно тот нехитрый перечень услуг, который мы оказываем. Стараемся делать на совесть. Бывает, что через пару дней после похорон приезжает заказчик и дает еще пару купюр. От чистого сердца. Он все оплатил в кассу еще при заказе. Нам приятно, что родственники остаются довольные. Что им не приходится смотреть на сине-зеленое пухлое лицо своего родного человека.

Они его запомнят спящим. Лично я — за такие прощания. Если уж открытый гроб, то чтоб хоть людей не пугать. А то бывают и с баблом приезжают, а жаба давит заплатить даже за базу(тоналка, пудра, причесать, закрыть глаза). А это, поверьте, не дорого у нас. Но гроб им обязательно нужен открытый. Да еще и детей заставляют подходить целовать это!!! Ну это мое мнение. Личное.

Мы люди и если видим, что денег у людей нет, то сделаем минималку и бесплатно. Но когда приезжают на ренжроверах, все в золоте и требуют бальзамирование и весь фарш, да еще и бесплатно, по тому, что я обслуживающий персона и им что-то должен, то таких мы шлем на хер.

На сим закончу. Планируются посты про бесхозные трупы и что с ним происходит. Ну и посмотрим по камментам, что еще будет интересно.

Все удачи!

Источник: https://pikabu.ru/story/balzamirovanie_i_postmortalnaya_podgotovka_tela_4912152

Санитар морга

Обычно люди, которые устраиваются в морг, работают там много лет. Для этого надо иметь специфический характер. Некоторые говорят, что не увольняются, потому что уже привязались к покойникам, мол, засасывает это дело. На меня это не подействовало, за несколько лет работы насмотрелся на все эти ужасы и понял, что это не моё.

Санитарами могут работать люди без профильного образования, но тогда верхом их карьеры может стать лишь должность старшего санитара. Директора моргов зарабатывают хорошо, часто они вертят какие-то свои делишки. Я старался никогда в это не вмешиваться.

Многие сотрудники коллекционируют предметы, найденные у трупов: кто-то забирает себе зажигалки, кто-то просто всё подряд. Говорят, в девяностые санитары часто находили драгоценности и большие суммы денег — забирали всё себе. В наше время это уже не принято. Бывает, наоборот, родственники спрашивают с тебя то, чего не было.

Например, какое-нибудь бриллиантовое кольцо, которое якобы было на женщине. Я ничего не коллекционировал, но сам тоже обыскивал карманы вновь прибывших. Это определённое соревнование — что интересного найдёшь у трупа.

У моего знакомого большая коллекция, больше всего он гордится двумя находками — старинным медальоном и боевым пистолетом.

Внешне сотрудники морга никак не отличаются от обычных людей. Трупами от них не пахнет, печати никакой на лбу нет. В метро увидишь — в жизни не догадаешься. Кстати, работники морга и те, кто ездит на трупоперевозках, — самые чистоплотные люди. Они понимают, с чем имеют дело, поэтому моют руки чаще, чем врачи.

В современных моргах есть всё, что нужно для жизни. В моём были тренажёрный зал, сауна, бильярд. Очень удобно для тех, кто много работает. Я сам поэтому частенько в нерабочее время приезжал, чтобы в зале позаниматься или футбол посмотреть.

Ещё я заметил, что все сотрудники морга дружат друг с другом и всегда готовы прийти на выручку. Напутать документы — это страшно. Бывали истории, когда хоронили не того, например. Такое грозит судом.

Однажды один санитар допустил очень серьёзную ошибку вроде такой и полиция требовала с него взятку в 300 тысяч рублей. Таких денег у него не было, само собой. На помощь пришли коллеги — все скинулись и собрали необходимую сумму.

Поменяться сменами, прикрыть кого-то — не вопрос, тебе всегда придут на помощь коллеги.

Внешне сотрудники морга никак не отличаются от обычных людей. Трупами от них не пахнет, печати никакой на лбу нет. В метро увидишь — в жизни не догадаешься

Источник: https://www.the-village.ru/village/people/howtobe/146001-sanitar-morga

Ученые выяснили, что запах смерти вызывает у человека желание убежать

2015-10-21T12:06Z

2015-10-21T12:06Z

https://ria.ru/20151021/1305638658.html

https://cdn21.img.ria.ru/images/93515/06/935150660_0:541:1100:1164_1036x0_80_0_0_ff2361c1e79645936df6aafe93238797.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Британские психологи выяснили, что путресцин – один из основных компонентов запаха смерти – вызывает у человека неосознанную защитную реакцию, заставляя его тело готовиться к бегству или драке за свою жизнь.

МОСКВА, 21 окт – РИА Новости. Британские психологи выяснили, что путресцин – один из основных компонентов запаха смерти – вызывает у человека неосознанную защитную реакцию, заставляя его тело готовиться к бегству или драке за свою жизнь, говорится в статье, опубликованной в журнале Frontiers in Psychology.

Еще со времен глубокой древности люди начали выделять среди запахов особенный сладковатый «аромат смерти», витающий вокруг трупов живых существ. В начале 20 века ученые выяснили, что двумя основными компонентами «трупного запаха» были два азотосодержащих вещества — кадаверин и путресцин, молекулы которых возникают внутри трупа во время его разложения.

Читайте также:  Новодевичье кладбище: могилы знаменитостей и схема захоронений

Эти ароматы, как показало исследование американских биологов в 2013 году, были столь важны для наших далеких предков, что их нервная система содержала особый обонятельный рецептор, предназначенный исключительно для распознавания кадаверина. По всей видимости, эта способность помогала им избегать тех участков их ареала обитания, воды или почвы которых были загрязнены продуктами разложения трупов.

  • Арнод Висман (Arnaud Wisman) из университета Кента (Великобритания) и его коллега Илан Шрира (Ilan Shrira) из Технического университета Арканзаса в Расселлвилле (США) выяснили, что человек, по всей видимости, сохранил эту способность, наблюдая за тем, как люди осознанно и неосознанно реагируют на аромат путресцина.
  • Собрав группу из дюжины добровольцев, ученые предлагали им понюхать путресцин, объясняя чем он является, или «духи» на его основе, и наблюдали за тем, как меняется скорость их реакции, уровень адреналина, скорость мышления и агрессивность по отношению к чужакам.
  • Все эти факторы, как объясняют ученые, ассоциируются с так называемой реакцией «бей или беги» – особым состоянием организма, в которое он мобилизуется для того, чтобы избежать или отразить угрозу для его существования.

Как показали опыты Висмана и Шриры, вдыхание аромата путресцина запускает эту реакцию даже тогда, когда человек не имеет понятия о том, что он имеет дело с трупным запахом. Даже небольшое количество этого вещества делало человека более внимательным к опасности и более агрессивным по отношению к окружающим, а также улучшало его способность искать выход из опасных для жизни ситуаций.

Подобная реакция на запах смерти говорит о том, что многие другие химические вещества, встречающиеся в природе, могут достаточно сильно влиять на поведение человека. Висман и Шрира планируют найти их в своих следующих работах.

Источник: https://ria.ru/20151021/1305638658.html

Накоротке со смертью — МК

Нынешнее время — время терактов, заказных убийств, аварий и катастроф — обесценило самое главное, что есть у человека, — жизнь. Мы уже привыкли, что смерть всегда рядом, и она больше не воспринимается как трагедия.

Репортеры “МК” решили посмотреть смерти в глаза, чтобы вспомнить — как страшно и беспощадно она выглядит. А проводниками по миру мертвых мы выбрали тех, кто встречает в своей жизни покойников чаще, чем живых.

Это они после автомобильных аварий — с помощью гипса, глины, ваты, алебастра и воска — восстанавливают форму искалеченных и изуродованных тел. При выстреле в упор — “собирают” по фотографии лица.

А также переносят трупы, моют их, раздевают, зашивают тела после вскрытия…

Каково быть санитаром морга, мы узнали на собственной шкуре, отработав полную 12-часовую смену в патоморфологическом отделении одной из столичных больниц.

Наравне с прозекторами мы рисковали подхватить туберкулез и гепатит. Официально наша зарплата в день составила 70 рублей.

Но благодарные родственники того покойного, которого мы “обслужили”, при выдаче тела предложили в качестве добровольного подношения 2 тысячи целковых…

Деньгам этим никто не завидует. Оплата, как говорится, по труду.

Требуется “колода”

В восемь утра, натягивая голубые больничные комбинезоны, мы признаемся нашему напарнику, санитару Леше, что больше всего боялись увидеть в морге заляпанные кровью халаты с оттопыренными карманами. Что на всякий случай мы не стали завтракать и надевать шерстяные кофты, которые моментально впитывают трупный запах.

Флегматичный и немногословный Алексей не торопится нас разубеждать. Впереди — 12-часовая рабочая смена.

Во двор въезжает специализированная машина “скорой помощи”, именуемая в народе труповозкой. На каталку сбрасывают труп голой пожилой женщины. Следом на стол летит медицинское заключение о смерти. А ведь существует специальная инструкция: тело покойника должно быть прикрыто простыней, а лицо обернуто полотенцем.

— Привезли для передержки, — говорит без всяких эмоций Леша. — Это раньше в морг попадали только те, кто умер в больнице или клинике, а также при невыясненных обстоятельствах. Сейчас гроб с телом три дня дома мало кто держит. Всех умерших бабушек и дедушек доставляют на хранение до самых похорон к нам — в морозильные камеры.

Обмерив тело бабушки большущей мерной линейкой, Леша пришпиливает лист бумаги с пометкой: “колода”, и нехотя объясняет: “Это наш сленг. В зависимости от роста и веса покойника заказывается гроб. Есть “стандарт” или “колода”. Если клиент крупный — “спецколода”, а когда вес покойного зашкаливает килограммов за 200, требуется уже спецзаказ — “квадрат”.

Вскрытие по Шору

Идем в мертвецкую, или патоморфологическое отделение. Последнее в нумерации подразделений любой больницы.

Из коридора сворачиваем в секционный зал. На высоком металлическом столе, похожем на плоскую удлиненную ванну, лежит приготовленный ко вскрытию мужчина. Рядом аккуратно разложены хирургические инструменты.

На запястье покойника с помощью бинта прикреплена клеенчатая бирка, где чернилами выведены фамилия, имя, отчество и возраст умершего. “Как в роддоме, — думаем мы. — Человек приходит в этот мир с меткой из желтой клеенки, с ней же и уходит”.

Занимаем места в изголовье трупа. Наш консультант, описав внешний вид покойника, повреждения на его ногах, изрекает: “Вскрытие по Шору” — и делает длинный продольный разрез грудной и брюшной полостей. В нос ударяет ужасный сладковато-тошнотворный запах. Как сквозь вату слышим голос санитара: “Видите, внутренние органы отделить достаточно легко…”

Работающие за соседним столом санитары с сочувствием спрашивают нас: “Первый раз на секции?..”

— Я бы каждому советовал хоть разок побывать на вскрытии, — говорит наш консультант. — Например, вид циррозной печени одного старого алкоголика отбил у меня навсегда желание напиваться. После того как увидел, как ужасно выглядит подкожный жир, стал заниматься спортом…

— А почему работаешь без перчаток?

— Я их вообще надеваю редко: инструменты в перчатках скользят, шансов порезаться гораздо больше. Конечно, всякий раз рискую подхватить туберкулез или еще что-нибудь. Летом мой напарник, например, месяц в больнице с гепатитом пролежал.

Насыпав в располосованный труп гору опилок — своеобразный дренаж, — Алексей начинает складывать внутрь извлеченные органы.

— Нас больница не обеспечивает практически ничем — ни нитками, ни иголками. Все покупаем сами, включая перчатки. Одно время просили приобрести защитные пластиковые щетки для лица.

Ведь когда фрезой вскрываешь череп и грудную клетку — в разные стороны летят частички распиливаемых костей, капельки крови… Подцепить можно все что угодно. Выбивали щетки — бесполезно; в конце концов пошли и сами купили.

Даже каталки мы ремонтируем своими силами. Средств не выделяют: считается, что нам и так достаточно перепадает…

В день наш напарник обычно делает по 5—7 вскрытий, но бывает и все 20. “Сейчас осень — активизировались самоубийцы, — объясняет Алексей. — А с первым гололедом начнутся аварии”.

Санитары в морге делятся на “верхних” и “нижних”. Те, кто наверху, делают вскрытия, а те, кто в подвале, “приводят тела в порядок”. Все начинают со вскрытия. Только через несколько лет “опускаются вниз”.

Кстати, тела мусульман (особенно татар и чеченцев) в моргах практически не вскрывают. Как нам признались санитары, никто не хочет связываться с родственниками умерших, которые могут потом учинить разборку. Ведь по мусульманским обычаям прикасаться с телу усопшего — большой грех…

Блатная камера

— Везите мужчину в подвал, — говорит нам Леша, принимаясь чистить инструменты. На санитаре морга целиком лежит вся черновая работа: переносить трупы, вскрывать и зашивать тела, мыть секционный стол и полы во всем морге.

Вталкиваем каталку в грузовой лифт, бочком протискиваемся рядом. Дверцы с шумом захлопываются. Когда от толчка массивного лифта труп вместе с кушеткой накатывается прямо на нас, мы машинально хватаем друг друга за руки… Из головы напрочь вылетают наставления санитара: “Не покойников нужно бояться…”

В подвале сумрачно, рассеянный свет сочится на пол откуда-то слева. Идем к холодильным камерам. За поворотом натыкаемся на… голого мужчину, лежащего на носилках. У изголовья видим двух парней в белых халатах.

Студентам-стоматологам негласно выдали для “устранения челюстно-лицевой травмы” труп бомжа, скончавшегося от пневмонии. Скрежет хирургических инструментов, напоминающих кусачки, разносится по всему подвалу.

Дождавшись Алексея, идем вдоль холодильных камер. На больших металлических дверях фломастером написаны фамилии тех, кто хранится внутри. Найдя свободное место, санитар одним быстрым движением заталкивает покойника на верхнюю полку. Внизу замечаем фиолетового мужчину.

Наш консультант устало объясняет: “Менты-дилетанты постарались — откроют в квартире окно с давно лежащим трупом, вот он в течение нескольких секунд и “сгорит” — почернеет и вздуется.

Поступающий вместе с воздухом кислород в один миг окисляет биологически активные вещества всех тканей и органов человека”.

Леша, как заправский криминалист, часто по одному внешнему виду может определить, сколько часов или дней назад человек умер. Захлопывая камеру с синим покойником, он объясняет: “Особенно осторожным надо быть с утопленниками, пробывшими под водой более трех суток. Они раздуваются и при неправильном обращении лопаются от газов, скопившихся во внутренних органах в результате разложения”.

Читайте также:  Детские памятники на могилу для младенцев: примеры оформления

Что касается холодильных камер, то одна из секций всегда держится работниками морга в резерве для своих — врачей и среднего медицинского персонала, которых, в отличие от простых граждан, никогда не поместят в одну камеру с “безродными”.

“Смерть сделала его краше”

Спускаемся в святая святых — своеобразную гримерную мастерскую. Здесь обряжают покойников, прежде чем вывезти в траурный зал к родственникам.

Кругом гробы — их штук десять, одни закрыты, другие открыты. Рядом, на стеллажах, — бритва, ножницы и то, что модницы называют “мейк-ап”: пудра, различных оттенков помада, карандаш для бровей, тушь для ресниц.

— Берите щетку, фен и начинайте укладывать вот эту красавицу, — откидывает Алексей крышку отделанного рюшками розового гроба. Под плечи молодой девушки-самоубийцы он подкладывает большой ватный валик. Увидев выражения наших лиц, санитар машет рукой: “Ладно, ладно, я сам!”

Рядом напарник Леши — крепко сбитый Владимир — сверлит дрелью прямо во рту сухонькой старушки.

— У бабушки рот не закрывается, — объясняет наш консультант. — Приходится просверливать в десне отверстие и скреплять челюсти проволокой или специальной скрепкой.

Санитарам нередко приходится работать и скульпторами. После автомобильных аварий с помощью гипса, глины, ваты, алебастра и воска они восстанавливают форму изуродованных тел.

— Бывает, всю ночь лепим и клеим. Чем? Да обычным суперклеем для моделей танков и самолетов. В 90-е годы нам через день привозили по нескольку трупов с огнестрельными ранениями — просили “собрать” лица после того, как выстрел был сделан в упор. Брали фотографию и восстанавливали.

За двадцать минут тусклые волосы покойницы Алексей превращает в переливающиеся волны. Щедро обрызгав прическу лаком, он берется за тюбик с тональным кремом.

— Лучше всего ложится на кожу мертвого человека отечественный крем “Балет”. Кроме обычной косметики подкрашиваем покойников и акриловыми красками — теми, что раскрашивают детские игрушки.

В морге не нужны крема с витаминами, как, впрочем, и одноразовые станки. Одной и той же бритвой мужчин-покойников здесь бреют несколько дней подряд. Чтобы предотвратить соскальзывание и утопление века, на глазное яблоко, под веко, накладывают выпуклую пластмассу или вату.

  • Звонит внутренний телефон, и Леша, кивая на отдаленно стоящую каталку, отдает нам распоряжение:
  • — Девчонки, сбегайте наверх, возьмите у родственников одежду для молодого человека.
  • В фойе нас встречает мужчина с обесцвеченными волосами. Протягивая нам стопку пакетов, он говорит:

— Барышни, оденьте Лелика, как он в жизни все время ходил…

Распаковывая сумки, мы протягиваем нашему напарнику пиджак, брюки, шелковую рубашку и… кружевное женское белье. Нашего санитара, похоже, уже ничем в жизни не удивишь. Пожав плечами, он начинает натягивать на покойника нетрадиционной ориентации тончайшие батистовые бикини и подтяжки для чулок.

— Привозим в траурный зал гроб с покойником, и если слышим плач и причитания в голос, воспринимаем это как аплодисменты: значит, сделали работу хорошо, покойник как живой, — откровенничает Алексей.

— Бывает, нам говорят: “Смерть сделала его краше”. А мы просто убрали отеки, подтянули кожу лица, нанесли нужный тон пудры, выделили румянами на лице скулы.

Если в зале при вывозе покойного стоит гробовая тишина, воспринимаем ее как свою неудачу: значит, где-то недоработали.

— Сколько отстегивают за труды наличными?

— Кто 100, кто 200, а кто и 500. Мы этих денег не просим — сами дают. У нас рыночные порядки, считай, были всегда. Ну, случается, и ничего не дают — патологическая жадность, а чаще стресс, когда человек горем оглушен. Но я им не намекаю: жадным бесполезно, а когда человек не в себе — грешно.

Официальная заработная плата санитаров морга — 2 тыс. 300 руб. Между тем их доходам могут позавидовать доктора медицинских наук. В месяц добровольные подношения родных и близких “при выдаче тела” складываются в кругленькую сумму — 1,5—2 тысячи долларов. Выходит, здесь мертвые помогают живым и материально.

— Часто приходится выезжать бальзамировать покойников на дом?

— Случается, и это хороший приработок, хотя и незаконный. Но с криминалом я стараюсь дела не иметь. Прежде чем ехать, расспрашиваю, кто и отчего умер. Иногда родственники просто не хотят везти тело в морг.

Вызывают нас, чтобы мы все сделали аккуратно на дому. Я на свои деньги покупаю формалин, остальные материалы.

После бальзамирования обязательно перезваниваю клиенту, спрашиваю, как там покойник, только потом беру за работу деньги.

Можно, конечно, вызвать нас на дом и официально — через фирму. Только нам достанутся при этом сущие гроши — на копейки и работать будем…

Байки из склепа

На крохотной кухне в конце этажа мы садимся пить чай. Но аппетитный торт с розовым суфле не лезет в горло. Алексей принес нам большую общую тетрадь — книгу жалоб и предложений. Отзывы в ней — только хорошие.

Глотая чай и не чувствуя его вкуса, мы вспоминаем, что телеведущий Андрей Максимов в свое время тоже работал санитаром морга.

Он хотел стать писателем, и, чтобы научить парня пользоваться пишущей машинкой, тетя определила его в морг — печатать акты вскрытия трупов.

В морге Максимов узнал, что такое “блатной труп” — это когда больница не могла выполнить план по вскрытию трупов из-за их нехватки, и другая больница подбрасывала ей пару “своих” тел.

— Это все в прошлом, — откликается Алексей. — Сейчас в морге работают в основном семейные династии. Меня, например, привел в мертвецкую двоюродный брат. Времена были перестроечные — голодные, я думал: перекантуюсь годок-другой и уйду, но привык. А цинизм — естественная реакция на неестественные условия.

— Если честно, нормальных людей среди санитаров — единицы, — откровенничает крепыш Вова. — Есть те, кто вскрывает человека — и радуется. Можно управиться за полчаса — он же “ковыряется” часами. Ему это в кайф.

— Говорят, среди вашего брата немало некрофилов?

— Встречаются, — неохотно признается Алексей. — Их приводят в восторг бледность и холодность объектов их обожания. Был у нас один странный товарищ: целовал покойниц в губы и часами мог ласкать их окоченевшее тело. Однажды он ночью напился и уснул прямо на покойной тете. Утром его нашла заведующая и сразу уволила.

Год назад студента старшего курса поймали прямо во время соития с покойницей. Скандал замяли: студент-медик оказался сыном высокопоставленных родителей.

— Случаев “воскрешения” не было?

— Про морг баек ходит достаточно. Нередко сами санитары их и выдумывают. В моей практике был только один курьезный случай, но струхнул я тогда изрядно. Только заступил я в ночную смену — из реанимации привезли молодого мужика. Я его как полагается оформил, спустил на лифте в подвал. Время за полночь, только заснул — звонок! Кто-то в подвале кнопку вызова нажал.

Я застыл в ступоре: живых-то там нет никого, подвал перекрыт, все ключи у меня… Ну, думаю, пусть реаниматоры сами и спускаются туда. А тут долбить в кабину лифта начали: делать нечего — поехал в подвал. Открываю двери — стоит Палыч, наш электрик, и мямлит: “Рабочий день закончился, домой иду”. Оказывается, он после обеда чинил проводку, выпил для храбрости и заснул в щитовой.

Проснулся уже ночью.

— Правда, что у столичных моргов есть своя специализация?

— Да, например, морг №11, находящийся в Измайлове, специализируется в основном на клиентах, отдавших Богу душу в результате ножевых ранений, висельниках, утопленниках, сгоревших на пожарах. В морг №4, стоящий за главным корпусом МГТУ им. Баумана, привозят расстрелянных и взорванных.

В “десятку” — морг при Боткинской больнице — свозят умерших иностранцев. А вот в морг №2, что на проспекте Вернадского, доставляют трупы с сильными гнилостными изменениями, вскрытие которых представляет особые трудности. Есть еще и Лианозовское трупохранилище, в котором хранятся неопознанные и невостребованные трупы.

Кстати, — хитро смотрит на нас Алексей, — рядом там работает мясомолочный цех…

— Ночные кошмары не мучают?

— Человек ко всему привыкает, даже к смерти. А работа — она и есть работа. У каждого своя.

* * *

Восемь вечера. 12-часовая смена подошла к концу. Выбираясь из подвала, натыкаемся взглядом на синие буквы на двери: “Выход в суетный мир”.

Теперь, когда мы знаем, что происходит за массивной дверью больничного морга, жить особенно хочется — долго, ярко и празднично. Но это только в последний путь близкого человека легко проводить красиво. Жить красиво мало кому удается.

Источник: https://www.mk.ru/editions/daily/article/2004/11/09/101221-nakorotke-so-smertyu.html

Ссылка на основную публикацию