Автокефалия это хорошо или плохо?

Автокефалия это хорошо или плохо?

Литургия — богослужение, во время которого совершается таинство причастия.

 В переводе с греческого автокефалия обозначает «самоуправление». Этот термин применяется к поместной церкви, которая является административно независимой от других поместных церквей, однако при этом едина с ними в литургии. Такое понятие существует только в Православной Церкви.

Русская православная церковь закрепляет за автокефалией право мироварения — то есть, изготовления освященного мира, ароматического масла, используемого в церковных таинствах. Таким образом, автокефальная церковь может сама варить для себя миро.

Но особым отличием автокефалии является территориальная автономия. Это значит, что на территории автокефальной церкви другие поместные церкви не действуют. Ни административно, ни иерархически автокефалия не является частью другой православной церкви.

Глава автокефалии тоже не назначается «сверху», а избирается епископами самой автокефальной церкви. Все вопросы внутреннего порядка церкви решаются руководством автокефальной церкви, без вмешательства «церкви-матери».

Также автокефальная церковь имеет право издавать собственные уставы.

Автокефалия это хорошо или плохо?Global Look Press

Общепризнанные автокефальные церкви

Автокефалия это хорошо или плохо?

Диптих — список имен, поминаемых во время литургии.

 Константинопольская православная церковь. Она же Великая церковь Христова, по преданию, основанная Андреем Первозванным. Она считается первой по чести (то есть, первой упоминается в диптихе) среди автокефальных православных церквей. В ней более двух миллионов прихожан.

Александрийская православная церковь. Вторая в диптихе. По преданию, основана апостолом Марком. Каноническая территория — Африка.

Антиохийская православная церковь. Основана по преданию апостолами Петром и Павлом. Территория — арабский Восток

Иерусалимская православная церковь. Территория — Израиль, Иордания, Палестина.

Русская православная церковь. По численности верующих является самой крупной, в ней насчитывается до ста миллионов человек. Пятая по чести среди православных церквей. Территория — бывший СССР, исключая Грузию.

Тем не менее, исключительная юрисдикция РПЦ в Эстонии и на территории бывшей Киевской митрополии (Украина, Беларусь, Литва) оспаривается Константинопольским патриархатом, а на территории Молдавии — Румынской православной церковью.

На данный момент Украинская православная церковь Московского патриархата входит в РПЦ.

Автокефалия это хорошо или плохо?Global Look Press

  • Грузинская православная церковь. Насчитывает 4 млн чел. Одна из древнейших в мире, простирается на территории Грузии, частично Абхазии и Южной Осетии.
  • Сербская православная церковь — 10 миллионов человек.
  • Румынская православная церковь — 16 миллионов человек.
  • Болгарская православная церковь — 8 миллионов человек.
  • Кипрская православная церковь — 420 тысяч человек.
  • Элладская православная церковь — около 8 восьми миллионов человек. Действует на территории Греции вместе с Константинопольским патриархатом.
  • Албанская православная церковь — около 700 тысяч человек.
  • Польская православная церковь — 500 тысяч человек.
  • Православная церковь Чешских земель и Словакии — 150 тысяч человек.
  • Православная церковь в Америке — примерно миллион человек.

Существуют также самочинные, то есть, самопровозглашенные автокефальные церкви. Это Украинская православная церковь Киевского Патриархата, Македонская православная церковь и Черногорская церковь.

По сути, это означает, что эти автокефалии не признаны другими церквями и их иерархами. Здесь уместна параллель с самопровозглашенными республиками, чей суверенитет оспаривается международным правом.

Автокефалия это хорошо или плохо?Global Look Press

Автономия и самоуправление — в чем разница?

Есть автономии в рамках автокефальной церкви. Они могут выбирать своего главу, посоветовавшись с материнской церковью, и в целом имею свободу в решении широкого круга внутренних вопросов. Автономии бывают разных степеней. В РПЦ к автономиям относятся Японская и Китайская автономные церкви.

И существуют самоуправляемые церкви. Они зачастую более ограничены в самостоятельности, чем автономии, но также могут сами выбирать своего главу. Впрочем, степень независимости от материнской церкви у них, как и у автономий, сильно различается.

Например, Украинская православная церковь (Московского патриархата) значится в Уставе как «самоуправляемая с правами широкой автономии». Практически она имеет настолько широкие права, что больше похожа на самостоятельную автокефалию, чем на автономию, однако в синодик автокефальных церквей не входит.

Также самоуправляемыми церквями являются православные церкви Эстонии, Латвии и Молдовы, однако их самостоятельность намного меньше.

Кто и как принимает решение об автокефалии?

Автокефальные церкви независимы только относительно других автокефальных церквей. Они являются частью Вселенской Церкви и подчиняются ей. Высшая церковная власть принимает решение о даровании автокефалии той или иной церкви.

Автокефалия это хорошо или плохо?Global Look Press

Условия дарования автокефалии таковы:

  • Эта церковь находится в удалении от «церкви-матери».
  • Ее регион значительно отличается от региона, где расположена материнская церковь.
  • Все население от прихожан до высшей церковной власти стремится к автокефалии.

При этих условиях высшая власть материнской церкви принимает соответствующее решение и наделяет автокефалию правами, полномочиями и свободами, главное из которых — это территориальная независимость, самостоятельность в принятии решений и издании указов и распоряжение имуществом.

Анна Долгарева

Автокефалия это хорошо или плохо? | Православиум

Рубрика: Основы веры

Православная Вселенская Церковь объединяет всех верующих в Иисуса Христа как в Спасителя людей вне зависимости от места проживания и национальности. Это единая, соборная и апостольская Церковь, которая сохранила истинную веру.

При этом Вселенская Церковь состоит из самостоятельных Поместных Церквей. Самостоятельность заключается в административных вопросах, но не нарушает единства веры и святоотеческого учения.

Духовенство поместных церквей молится друг за друга на Литургии и верующие могут причащаться из одной Чаши. Такая административная независимость Поместных церквей называется автокефалией, что в переводе с греческого языка переводится как “самовозглавление”.

Автокефалия – это не самовольное отделение от Поместной Церкви, а признанное Вселенской Церковью право на самоуправление одного из православных сообществ.

Автокефалия это хорошо или плохо?Собор святого Саввы — кафедральный храм автокефальной Сербской Православной Церкви

Главным условием предоставления автокефалии является волеизъявление большинства верующих, духовенства и правящего архиерея внутри одного государства или исторической территории получить самостоятельность от Поместной церкви (матери-Церкви). Право на отделение дается той Поместной Церковью, внутри которой происходит отделение. Автокефалия фиксируется грамотой – Томосом Церкви.

Четких и универсальных правил или списка критериев предоставления автокефалии нет. За время существования Православия автокефалия предоставлялась в самых различных исторических обстоятельствах. Поэтому определить общепринятые правила для всех случаев сложно.

В июле 2016 года на Всеправославном соборе (Крит, Греция) была попытка урегулировать вопрос предоставления автокефалии, но прийти к единому мнению не удалось. Вопрос был заблокирован.

Но участники Собора сошлись во мнении, что автокефалия возможна только с разрешения Поместной Церкви, к которой относится часть, желающая самостоятельности. При этом все Поместные Церкви должны признать автокефалию. 

Автокефалия дает право самостоятельно избирать епископов. Другие Поместные Церкви не действуют на территории автокефальной Церкви.

Все вопросы внутрицерковного порядка решаются без участия матери-Церкви, также могут быть изданы собственные уставы. Такая практика “самостоятельности” присутствовала с апостольских времен.

Епископы обладали в своих городах и местностях всей полнотой церковной власти.

15 автокефальных Церквей

Константинопольская. По преданию, апостол Андрей Первозванный в 38 году рукоположил ученика Стахия в епископы города Византия (предшественник Константинополя). Предстоятелем является Вселенский Патриарх.

Александрийская (Египет и некоторые страны Африки). Основана апостолом Марком в Александрии. Высшая власть в Александрийской Православной Церкви принадлежит Священному Синоду под председательством Патриарха.

Антиохийская (Сирия и Ливан). Основана апостолами Петром и Павлом около 37 года. Предстоятель – Патриарх.

Иерусалимская. Древнейшая из всех Поместных Церквей. Первым епископом стал апостол Иаков (младший). Основал Иерусалимскую Церковь Сам Христос. Управляет Церковью Патриарх Иерусалимский.

Русская. Получила автокефалию от Константинопольской Церкви в 1448 году. Предстоятель – Патриарх.

Грузинская. Получила автономию от Антиохийской Матери-Церкви около V века. Высшая власть принадлежит Католикосу-Патриарху.

Сербская. В 1219 году Патриарх Константинопольский Мануил  I утвердил автокефального епископа. Предстоятель – Патриарх.

Румынская. В 1865 году местная Церковь провозгласила себя автокефальной, но Константинопольский патриархат признал это только в 1885 году. Предстоятель – Патриарх.

Болгарская. В 919 году Болгарская Церковь получила автокефалию от Константинополя. Высшая власть принадлежит Патриарху. 

Кипрская. Основана в 47 году апостолом Варнавой. Изначально относилась к Антиохийской Церкви. С 431 года — автокефальная архиепископия. Предстоятель – Архиепископ.

Элладская (Греческая). 29 июня 1850 года томосом Патриарха Константинопольского Анфима IV Церковь в Элладе была признана Вселенской Патриархией. Однако был зафиксирован ряд условий, обеспечивающих особый статус “Матери-Церкви” (Вселенской Патриархии) в Элладе. Управляет церковью Архиепископ. 

Албанская. До 1937 года находилась под юрисдикцией Константинопольского Патриархата, затем была установлена автокефалия. Предстоятель – Архиепископ.

Польская. 13 ноября 1924 года в Константинополе был дарован Патриарший и Синодальный Томос о признании Православной Церкви в Польше автокефальной. Предстоятель – Митрополит. 

Чехословацкая. В 1951 году Патриарх Алексий I подписал грамоту о предоставлении автокефалии от Русской Православной Церкви. Однако Константинопольский Патриарх не признал автокефалию, считая что Православная Церковь Чешских земель и Словакии находится под юрисдикцией Константинопольского Патриархата. Предстоятель – Митрополит.

Американская. В 1970 году Русская Православная Церковь предоставила томос об автокефалии. Предстоятель – Архиепископ.

Получение автокефалии РПЦ

С 988 года, когда Русь приняла Православие, Православная Церковь на Руси находилась под юрисдикцией Константинопольского патриархата. До 1448 года Патриархом Константинопольским утверждался митрополит Киевский и Всея Руси. Это происходило по причине того, что именно из Константинополя Православие пришло на Русь. 

Основанием для отделения от Константинополя послужило подписание в 1439 году договора между Православной и Католической Церковью, который получил название Флорентийская уния.

Целью унию являлось объединение двух крупнейших христианский конфессий и главенство Папы Римского над Православной Церковью, хотя и с некоторыми ограничениями и оговорками. Флорентийская уния получила широкий резонанс среди православных верующих.

Митрополит Киевский и Всея Руси грек Исидор, поддерживающий объединение, по прибытию в Москву был тут же арестован. Место главы митрополии освободилось. В продолжении девяти лет из-за сложной политической и военной обстановки митрополичья кафедра оставалась без главы. 

В декабре 1448 года в Москве состоялся Московский собор, на котором был избран новый митрополит – рязанский епископ Иона. Это событие имело огромное значение. Ведь без одобрения Константинопольского Патриарха на Руси не утверждался ни один претендент на  этот пост.

Читайте также:  Что заказывают в церкви на годовщину смерти: поминальная служба

Историки полагают, что такой шаг стал вынужденной необходимостью из-за недоверия русского духовенства Константинополю после заключения предательской унии.

Но ни митрополит Иона, ни великий князь московский Василий II не намеревались самостоятельно провозгласить автокефалию. 

После захвата турками-османами Константинополя в 1453 году и избрания нового патриарха Геннадия II ситуация разрешилась сама собой. В 1459 году церковный собор принял постановление, что для избрания митрополита необходимо лишь одобрение московского князя. Так была обретена автокефалия Русской Православной Церкви с кафедрой митрополита в Москве. 

Автокефалия – это повод для конфликта? 

В 2019 году Патриарх Константинопольский Варфоломей подписал томос об автокефалии Украинской Православной Церкви, автономной от РПЦ. Эту грамоту не признали ни одна из Поместных Церквей.

Русская Православная Церковь считает томос Украине недействительным с точки зрения канонического права. Дело в том, что на территории Украины уже существует Украинская Православная Церковь, возглавляет которую Киевский митрополит Онуфрий.

И Украинская Церковь выразила несогласие с действиями Константинопольской Церкви на своей канонической территории.

К сожалению, политическая обстановка в Украине крайне негативно сказалась на отношении между государством и Церковью. И любые связи УПЦ с РПЦ воспринимались в штыки.

Создание же новой церковной организации, поддерживающей официальную государственную линию, стало очередным политическим маневром президента Петра Порошенко.

Это привело к захвату православных храмов со стороны новой религиозной структуры. 

“Сегодня очень тяжёлые события происходят на братской Украине: мы знаем, как силы зла восстали на православную церковь. Послушайте тех, кто борется за так называемую независимую церковь, прислушайтесь к интонациям и словам, какая же там злоба и ненависть.

Поэтому все те, кто сегодня стремятся утвердить так называемую незалежную церковь и ради этого готовы погубить жизни других людей, сломать церковную жизнь, ворваться и захватить храмы и монастыри, разве этот язык силы является языком Божьим?”, — сказал патриарх Кирилл.

При этом патриарх Кирилл выразил надежду, что

“никакие раскольнические объединения, никакое участие светской власти, никакая злобная и воинственная риторика, не способны будут оторвать верующих от жизни во свете Божием”.

Сергей Комаров. «Автокефалия – это вопрос церковной политики» / Православие.Ru

Автокефалия это хорошо или плохо? Преподаватель Высших Свято-Владимирских православных богословских курсов Сергей Комаров     

– Какие существуют канонические правила относительно предоставления автокефалии?

– В церковном Предании мы не найдем подробно расписанных правил. Каждый раз автокефалия давалась той или иной Церкви в определенном историческом контексте, на фоне каких-то особых, свойственных той ситуации обстоятельствах. Трудно вывести общие правила для всех прецедентов. На сегодняшний день этот вопрос остается дискуссионным внутри Церкви.

При подготовке неудавшегося Всеправославного собора была полемика по теме автокефалии, которая закончилась блокировкой данного вопроса.

Однако все участники обсуждения сошлись, по крайней мере, в двух главных вещах: 1) автокефалия невозможна без согласия той Поместной Церкви, к которой принадлежит ее часть, желающая автокефалии 2) необходимо соборное единодушие всех Поместных Церквей.

Так должно быть, но мы не знаем, как в сегодняшней ситуации поведет себя Вселенский Патриарх. Увы, история свидетельствует, что Константинополь иногда играет не по правилам.

– С какой целью Церкви предоставляют автокефалию, каким критериям она должна соответствовать?

– Как такового списка критериев в соборных документах нет, но их можно попытаться приблизительно обозначить, исходя из церковной истории. Страна, в которой желают образовать автокефальную Церковь, должна быть политически независимая – полностью или частично.

Предполагается значительное этническое отличие региона от территории, принадлежащей Матери-Церкви; учитывается его географическая отдаленность от церковного административного центра.

Церковь на данной земле должна иметь развитую систему образования, достаточное количество монастырей, храмов, и, разумеется, прихожан – т.е. располагать определенным внутренним ресурсом для самостоятельного церковного бытия.

Для церковной жизни региона должна быть характерны какие-то национальные особенности, древние традиции. Конечно же, вопрос об автокефалии поднимается лишь в том случае, если есть запрос от большей части канонического духовенства и мирян.

Назревшие потребности церковной жизни определяют и цели получения автокефалии. Как правило, главной из них является независимость в административном управлении, судебной деятельности, канонизации святых, составлении новых богослужебных текстов и т.д.

– Можно ли создать автокефальную Церковь в Украине без УПЦ, без решения ее руководящих органов?

– Вопрос создания Поместной Церкви – прежде всего внутрицерковный вопрос. Прошение об автокефалии должно исходить именно от руководства УПЦ МП, ибо только она является каноничной Церковью на территории Украины.

Когда, не интересуясь мнением УПЦ, автокефалии для нее просят представители светской власти, не являющиеся даже прихожанами УПЦ – это выглядит, по меньшей мере, странно. Здесь уже явно просвечивается попытка использовать церковные вопросы в политических играх.

– В обращении президента к Патриарху Варфоломею звучит просьба о предоставлении автокефалии «Православной Церкви в Украине», но такой Церкви не существует. Как же ей можно предоставить автокефалию?

– В этом обращении вообще много сумбура. Вселенский патриарх там обозначен как «лидер православного мира», сам Порошенко – как представитель граждан из некой эфемерной «украинской православной общины». Эти дикие выражения обличают тотальную религиозную безграмотность авторов письма.

В конце послания президент называет себя «исполненным… верности православию и преданности церкви-матери».

Какую «церковь-мать» он имеет в виду, если он открыто молится в раскольнических храмах, а по сети ходит фотография, на которой он причащается из рук главы УГКЦ Святослава Шевчука?

Слова документа об «укреплении религиозной свободы и межконфессионального мира в Украине» через получение автокефалии звучат вообще как издевательство над каноничной Церковью.

О какой «религиозной свободе» идет речь? Несколько десятков храмов УПЦ захвачены, против Запорожской епархии возбуждено уголовное дело, данные некоторых архиереев опубликованы на сайте «Миротворец», по всей стране безнаказанно жгут и грабят церкви, бьют и оскорбляют верующих.

Со всех сторон на Церковь льется самая черная клевета, на которую почти невозможно ответить публично, потому что такой материал никто не рискнет опубликовать. Говорить о «религиозной свободе» в подобной ситуации – это какой-то дьявольский цинизм.

«Православная Церковь в Украине», для которой президент и его единомышленники просят автокефалии – это такой же сумбур и цинизм, как и все остальное в их странном письме.

– Звучат заявления, что автокефалия это не церковный вопрос, а вопрос государственной политики. Как вы прокомментируете этот тезис?

– Автокефалия – это вопрос церковной политики. Государство может участвовать в данном процессе как сторона, помогающая Церкви. Но если светская власть действует вопреки Церкви, она чинит откровенный разбой. Тем, кому Господь, по грехам нашим, временно попустил порулить страной, стало мало беззакония.

Им мало крови, насилия, издевательств над простым работягой, попрания человеческих и божественных законов – они решили пойти дальше, и прикоснуться к зенице Божьей, к Церкви.

Удивительно, что на это решаются люди, родившиеся еще в XX-м веке – веке страшных гонений на Церковь. К чему это привело, и кто здесь вышел победителем и проигравшим – слишком очевидно. Что ждет новоявленных богоборцев, тоже слишком очевидно.

Что ж, «неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще» (Отк.22,11).

Есть те, кто решил собрать побольше горящих углей себе на голову к дню Страшного Суда, и желает провести наше общество еще через несколько кругов ада.

Кое-кому оказалось мало кровавого XX-го века, чтобы понять суровую правду Божиих слов: «Не прикасайтесь к помазанным Моим» (Пс.104,15). Невероятная историческая близорукость!

– С точки зрения миссии Православной Церкви, чем вообще должна заниматься Церковь и верующие?

– Если с точки зрения миссии, то миссионерствовать. Но на сегодняшний день миссионерствовать на Украине, в некотором смысле, поздно. Это нужно было делать раньше.

Господь дал нам около 30 лет церковной свободы, за которые было сделано крайне мало. Храмы строили, монастыри возрождали, духовенство рукополагали – но миссией не занимались. Так и привыкли жить.

После службы батюшка говорит: «Спаси Господи. Следующая служба в воскресенье. Ангела хранителя». Вот и вся миссия.

Проповедью Евангелия, катехизацией занимались буквально несколько человек, которых можно посчитать на пальцах одной руки – и это на многомиллионную Украину! За исключением нескольких удавшихся проектов, мы так и не совершили миссионерский прорыв на пространствах интернета, радио, телевидения, книгоиздательства, и проч. Откройте YouTube: нет практически ни одного интересного блога украинского священника, который говорил бы с людьми по-нормальному, по-честному, на современном языке. После отъезда о.Андрея Ткачева у нас закончились священники, пишущие о вере интересные книги. О проповеди мирян я вообще молчу.

Когда грянула беда, оказалось, что нас не так и много в процентном соотношении, свою веру мы знаем плохо, и в целом рейтинг народного доверия к нам достаточно низкий. Все это – плоды отсутствия катехизации мирян.

В общем, есть ощущение упущенного времени. И когда на этом фоне заводят разговор об автокефалии, это выглядит как предложение одноногому что-нибудь сплясать.

Читайте также:  Что происходит с душой на 9 день после смерти: на 3 и 40 сутки

Лично я не вижу в нашей церковной жизни никаких предпосылок к тому, чтоб УПЦ получила статус автокефалии. Мы просто до этого не доросли.

Миссионерствовать, конечно, нужно и сейчас. Но в данный момент у Церкви в Украине стоит элементарная задача выживания. Сохранить Православие в Украине сегодня – это уже миссионерство. Для остального было время, и оно уже упущено.

– Глава УГКЦ считает, что ЕПЦ это только первый шаг к объединению православных и католиков, предлагает православным признать примат Папы и назвал православное учение о Церкви «слабо развитым». Что православные могут ответить ему?

– Да, интерес греко-католиков к этой теме показателен. Возможно, на первом этапе «автокефалии» действительно произойдет попытка сливания канонической Церкви и всяких раскольников в единое целое, а на втором – соединение этой бесформенной массы с униатами, под крылышко Папы. Все может быть.

Что же касается высказываний главы УГКЦ… Слабо развит скорее тот, кто считает таковой православную экклесиологию. Впрочем, в католическом понимании наша догматика действительно «неразвита», ибо нам чужда идея о «развитии догматов». Догмат есть богооткровенная истина, которая в развитии не нуждается. В раскрытии – да, в развитии – нет. Мы догматы храним. Католики их «развивают».

– Что нужно сделать для того, чтобы западные христиане приняли истину Православия?

– Хранить Православие. Быть православными. Но в целом никакого массового обращения уже не будет. Западный мир слишком иной, чтобы нас понять. Мы уже давно исповедуем очень разное христианство.

Католицизм, протестантизм, плюс атеизм – это духовная флора и фауна современного европейского мира, органическая часть их сегодняшнего бытия. Православие там может существовать, но как бы в углу.

Причем европейский вариант Православия также весьма отличается от нашего – не только в традициях, но и в мировоззренческом плане.

– Из-за недостатка информации верные УПЦ готовы верить любым слухам, и, конечно, волнуются. Что им можно порекомендовать в этой ситуации?

– Я вряд ли могу кому-то что-то рекомендовать, потому я точно такой же верующий УПЦ, как и все, и знаю не более других. Могу лишь сказать, как я для себя понимаю эту ситуацию. Первое: на данном этапе мы не можем повлиять на ход событий ничем иным, как молитвой. Второе: нужно слушаться наше священноначалие.

Мы уже подписали бумагу, адресованную Вселенскому Патриарху. Что благословит дальше Блаженнейший Онуфрий, то и будем делать. Пока лишь остается молиться и надеяться, что Константинополь не пойдет на грубейшее нарушение церковных канонов, как это было, увы, не раз. Например, в случае с Польшей и Эстонией.

Беспокойство есть, но небольшое. Наши люди уже устали от потрясений, и разучились удивляться. К тому же, с самого начала всех недавних событий в стране было ясно, что острие борьбы неизбежно повернется против Церкви. Церковь – самый консервативный институт в государстве.

Она не меняется вместе со сменой режимов, по-прежнему духовно связывает некогда единый народ, и еще долго способна хранить его духовно-нравственный код, даже если сам народ в какой-то части обезумел. Неудивительно, что мегатонны ненависти в итоге обрушились на Церковь.

Дьявол, который стоит за любой революцией, массовыми беспорядками и кровопролитиями, в конечном итоге метит в Церковь.

Вспомним: то же происходило и в революционной хронике столетней давности. История нас уже предупредила о возможном развитии событий. Поэтому мы беспокоимся, но не паникуем, помня слова апостола Павла: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?» (Рим.8,35)

В сегодняшней Украине возможно все, в том числе и преступления против Церкви. Если уж Бог попустил пролитие братской крови, массовую шизофрению и возрождение фашизма, то сильные удары по Церкви скорее всего неизбежны. Церковь – последний форпост истины, добра, любви, духовной трезвости.

Самые здоровые и нормальные в духовном плане люди на Украине – это люди церковные. Естественно, что нас не оставят в покое. Нам нужно внутренне собраться, бодрствовать, ожидая любого варианта развития событий – и в то же время необходимо внутренне успокоиться и предать все в руки Божии. Своих Христос не оставит.

Вера в это, наверное, является главным нашим делом в данный момент.

Автокефалия — Православный портал «Азбука веры»

Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.Перейти

Автокефа́лия – (греч. авто – сама, кефали – голова: «само­воз­глав­ле­ние») – адми­ни­стра­тив­ная неза­ви­си­мость Помест­ной церкви, право изби­рать своих епи­ско­пов.

Пра­во­слав­ная цер­ковь суще­ствует в виде само­сто­я­тель­ных Помест­ных церк­вей, эта само­сто­я­тель­ность исклю­чи­тельно адми­ни­стра­тив­ная, внеш­няя, никак не нару­ша­ю­щая един­ства веры, свя­щен­но­дей­ствий, духов­ного опыта. При­вер­жен­ность Пра­во­сла­вия авто­ке­фаль­ному прин­ципу цер­ков­ного устро­е­ния отра­жает его глу­боко жиз­нен­ную связь с куль­турно-исто­ри­че­ским бытием раз­лич­ных наро­дов.

Право на авто­ке­фа­лию при­зна­ется Все­лен­ской Цер­ко­вью за каждым пра­во­слав­ным наро­дом, спо­соб­ным к цер­ков­ному само­управ­ле­нию. Начало авто­ке­фа­лии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви было поло­жено в 1448г.

избра­нием мит­ро­по­лита Мос­ков­ского и всея Руси (Ионы) рус­скими архи­ере­ями по бла­го­сло­ве­нию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Гри­го­рия III. Учре­жде­ние в России пат­ри­ар­ше­ства (1589г.

) утвер­дило само­сто­я­тель­ность Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

Все авто­ке­фаль­ные Церкви имеют само­сто­я­тель­ную цепь апо­столь­ского пре­ем­ства и их епи­скопы, вклю­чая пред­сто­я­теля, постав­ля­ются архи­ере­ями этих же Церк­вей

В насто­я­щее время насчи­ты­ва­ется 15 авто­ке­фаль­ных Церк­вей:

  1. Кон­стан­ти­но­поль­ская,
  2. Алек­сан­дрий­ская (Египет и неко­то­рые страны Африки),
  3. Антио­хий­ская (Сирия и Ливан),
  4. Иеру­са­лим­ская,
  5. Рус­ская,
  6. Гру­зин­ская,
  7. Серб­ская,
  8. Румын­ская,
  9. Бол­гар­ская,
  10. Кипр­ская,
  11. Эллад­ская (Гре­че­ская),
  12. Албан­ская,
  13. Поль­ская,
  14. Чехо­сло­вац­кая,
  15. Аме­ри­кан­ская.

Помест­ные церкви по един­ству веры и основ­ным нача­лам устрой­ства и управ­ле­ния пре­бы­вают во вза­им­ном обще­нии. Во главе управ­ле­ния Авто­ке­фаль­ной цер­ко­вью может стоять еди­но­лич­ная (пат­ри­арх, мит­ро­по­лит) или кол­ле­ги­аль­ная (синод) власть.

***

Авто­ном­ная цер­ковь (от греч. — «само­за­ко­ние») — статус помест­ной церкви, дающий право на само­сто­я­тель­ность в вопро­сах внут­ри­цер­ков­ного управ­ле­ния от той или иной авто­ке­фаль­ной церкви, в кото­рую авто­ном­ная цер­ковь ранее вхо­дила в каче­стве экзар­хата или епар­хии.

Авто­ке­фаль­ная цер­ковь, к кото­рой отно­сится авто­но­мия, в данном случае назы­ва­ется кири­ар­халь­ной цер­ко­вью. Она утвер­ждает устав авто­но­мии и предо­став­ляет ей миро. Глава кири­ар­халь­ной церкви назна­чает главу авто­ном­ной церкви. Имя послед­него поми­на­ется во всех храмах после имени пред­сто­я­теля кири­ар­халь­ной церкви.

Глава авто­ном­ной церкви под­су­ден судеб­ным инстан­циям кири­ар­халь­ной церкви.

  • Церковь
  • Поместная Церковь
  • Каноническая территория

Входим…

Куки не обнаружены, не ЛК

Что такое автокефалия?

Автокефалия — это статус независимости поместной Церкви от других поместных Церквей.

Автокефалия — это статус независимости поместной Церкви от других поместных Церквей. Просить автокефалию, — значит просить независимости. Слово произошло от греческого αὐτοκεφαλία, что в переводе означает «самовозглавление».

В Православной Церкви существуют различные поместные Церкви, которые все вместе  состоят в единстве вероучения, но каждая из поместных Церквей — автокефальная, независимая. Автокефалия — административный статус, который относится к области церковного права.

Автокефалию может запросить любая поместная Церковь, которая готова обеспечить самоуправления. Во главе автокефальной Церкви стоит епископ. Каждая автокефальная Церковь имеет собственную цепочку Апостольского преемства.

Права автокефальной Церкви

Автокефальные Церкви имеют права на:

  • свои законы, касающиеся административной части и иерархического положения;
  • канонизацию святых по собственному усмотрению;
  •  самостоятельное освещение миры (С точки зрения Московского Патриархата, исключительной прерогативой автокефальной церкви является право самостоятельно совершать мироварение. С точки зрения Константинопольского Патриархата право совершать мироварение принадлежит Константинопольскому Патриарху в сослужении представителей Поместных Православных Церквей);
  •  введение новых песнопений;
  •  самостоятельное ведение суда;
  •  созыв поместных церквей и инициирование созыва автокефальных церквей.

Порядок провозглашения автокефалии

Порядок провозглашения автокефалии долгое время был предметом спора. Вопрос даже собирались вынести на рассмотрение Всеправославного Собора в 2016-ом году. Константинопольская кафедра и иные поместные Церкви имеют ряд разногласий по этому вопросу. Он до сих пор остается очень острым.

Автокефалия Русской Православной Церкви

Автокефалия Русской Православной Церкви отсчитывается с 1448 года. Начало независимости положило избрание митрополита Московского и всея Руси (Ионы) русскими архиереями по бла­го­сло­ве­нию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха Гри­го­рия III. Учреждение в России патриаршества в 1589 году прочно утвердило самостоятельность Русской Православной Церкви.

Сколько автокефальных Церквей существует?

Сейчас насчитывается 15 автокефальных Церквей:

  1. Константинопольская,
  2. Александрийская (Египет и некоторые страны Африки),
  3. Антиохийская (Сирия и Ливан),
  4. Иерусалимская,
  5. Русская,
  6. Грузинская,
  7. Сербская,
  8. Румынская,
  9. Болгарская,
  10. Кипрская,
  11. Элладская (Греческая),
  12. Албанская,
  13. Польская,
  14. Чехословацкая,
  15. Американская.
  16. Диптих Константинопольской Церкви включает также Украинскую Православную Церковь. Константинопольская православная церковь дала статус автокефалии Церкви Украины в 2019 году. Часть общепризнанных автокефалий не согласны с таким решением, другая же част пока не сделала официального заявления по этому поводу.

Существуют автокефалии, которые объявили о своей независимости, но это решение не было принято другими автокефальными Церквями:

  • Заграничная русская православная церковь.
  • Автономная Российская православная церковь.
  • Истинно – православная русская церковь.
  • Автокефальная церковь Белоруссии.
  • Старообрядческая Русская православная церковь.
  • Древлеправосланая русская церковь.
  • Древлеправлславная поморская церковь.
  • Древлеправославная церковь старопоморья.

Помогите Правмиру

Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.

Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!

Читайте также:  Мраморная крошка на могилу или гранитная: как облагородить место

Помогите нам быть вместе!

Мысли православного священника о судьбах Церкви, об автокефалии и уступках обществу

Говорят, сегодня на наших глазах, а частью и при нашем непосредственном участии, творится история. Церковная, во всяком случае.

Потому, наверное, ни о чём сейчас так много не говорят в Церкви, как о её будущем. Причём везде: дома и в храмах, в церковных дворах и в пономарках, в соцсетях и в алтарях, в монастырских келиях и в кабинетах епархиальных управлений.

А завтра будут говорить уже официально – на собрании епископов, духовенства, монашествующих и мирян. Собственно, грядущее собрание и натолкнуло меня не определённые размышления, о которых в другое время я предпочёл бы промолчать.

Но, видно, не даром сказал Премудрый, что всему своё время, в частности «время молчать и время говорить» (Еккл. 3:7). Что ж, поговорим.

В сложившейся сейчас ситуации многие видят проблему нашей Церкви в настоящем каноническом статусе, дескать, у нас война с Россией, а у вас единство с Русской Церковью (говорят, правда несколько иначе, однако глупостей о том, что УПЦ находится в подчинении РПЦ, я повторять не стану, поскольку быть частью некоей общности и быть у неё в подчинении совсем не одно и то же и не видеть этого может либо абсолютный дилетант, либо неразборчивый в средствах недоброжелатель). Выход из такого положения кажется очевидным – покинуть структуру Русской Церкви, отказаться от широкой автономии в составе последней в пользу автокефалии. На мониторе, как и на бумаге, всё это выглядит гладко, логично и почти что просто.

А в жизни? А в жизни перво-наперво следует задуматься о том, что не так сложно провозгласить автокефалию, как сложно остаться при этом канонической церковной общностью, сохраняющей евхаристическое общение с Поместными Церквами и обладающей субъектностью в мировом православии. А то ведь может случиться так, как с Американской Церковью: уже более как полвека минуло с той поры, когда РПЦ даровала её автокефалию, но все остальные Поместные Церкви как видели в ней митрополию РПЦ, так и видят до сих пор.

Однако же, будем оптимистами и предположим, что Русская Церковь, учитывая реалии времени, предоставит УПЦ автокефалию. Что дальше? Будет ли достигнут по этому поводу консенсус Поместных Церквей? С чьей стороны мы можем ждать признания нашей автокефалии? Может, со стороны наиболее дружественных РПЦ Антиохийской, Сербской и Чехословацкой?

Может, да, а может, нет. Зато мы точно знаем, с чьей стороны наша автокефалия точно не дождётся признания: Константинополь, Александрия, Афины, Кипр. Есть на этот счёт у кого-то сомнения?

Продолжим. Об умении Иерусалимской Церкви выжидать и не принимать решений, не касающихся непосредственно её, знают все. Предполагать, что Албанская Церковь поведёт себя иначе, тоже особых оснований нет.

В сторону Болгарской и Грузинской Церквей я бы также особо не смотрел: ни для кого не секрет, что для них на сегодняшний день собственные внутренние дела поважнее будут. Остаются Польская и Румынская Церкви.

Как они отнесутся к автокефалии УПЦ, неизвестно, однако, на мой взгляд, очевидно, что в авангарде процесса мы вряд ли увидим именно их.

Но даже если всё пройдёт наилучшим образом и церквей, признающих УПЦ автокефальной, в итоге будет больше, чем тех, кто признаёт ПЦУ, вы всерьёз думаете, что отношение к нам в обществе изменится? Или упрёки в том, что наша автокефалия получена из рук Московского патриарха, будут качественно отличаться от упрёков в том, что мы являемся частью возглавляемой им Церкви?

И всё же это был оптимистичный сценарий. И, несмотря на отсутствие в нём всякой радужности, существует сценарий пессимистичный. Это – путь раскола. Не пугайтесь. Не раскола ради раскола, а раскола ради признания в будущем. Как сказал мне в беседе один батюшка: «Назовите хотя бы одну автокефальную Церковь, которая получила бы автокефалию, не пройдя через раскол».

Итак, раскол. Односторонний выход из состава РПЦ, самостоятельное провозглашение автокефалии. Нет никакого сомнения, что евхаристическое общение с нами прервёт далеко не только Русская Церковь. Константинополь, Александрия, Афины и Кипр тоже навстречу нам объятий не распахнут –даром они, что ли, ПЦУ признавали? В итоге мы останемся сами по себе.

Независимыми от РПЦ, независимыми от Поместных Церквей, независимыми от здравого смысла. Да, может быть, когда-нибудь нашу автокефалию и признают. Не при нашей жизни, понятное дело. Только многим ли хочется жить и умереть в расколе ради того, чтобы наши дети или внуки имели каноничную автокефальную Украинскую Церковь? Лично вы к этому готовы? Я – нет.

Впрочем, и это ещё не всё. Главное ведь не в том, в каком каноническом статусе будет существовать наша Церковь в дальнейшем. Главное – кого этот статус сегодня заботит больше всего и под чьим давлением мы пытаемся сегодня строить наше будущее.

На Церковь давит, прежде всего, общество. Общество светское, к самой Церкви отношения не имеющее и в вопросах внутренней жизни Церкви не разбирающееся.

Не обольщайтесь, думая, что причина такого отношения общества к нам в нашем каноническом статусе, в нашем внутреннем устройстве или в нашей деятельности.

На самом деле главная причина в элементарном непонимании того, что есть Церковь. Не за принадлежность к Русской Церкви нас сегодня притесняют, гонят и терроризируют.

Церкви не могут простить её инаковости, того, что её невозможно встроить в политический контекст, заключить в рамки идеологии, поставить на службу государству или обществу. «Ищете убить Меня, потому что слово Моё не вмещается в вас» (Ин. 8:37).

Так Спаситель объяснил причину ненависти иудеев к Себе, и эти же слова объясняют причину неприятия Церкви обществом. Мы неприемлемы оттого, что непонятны. Однако стать понятными обществу мы сможем, только если перестанем быть Церковью Христовой.

Возможно, общество и само этого не понимает, но это так. И потому путь уступок обществу ради того, чтобы оно не отторгало нас, – это путь в никуда. Хорошо, сегодня, сообразуясь с запросом общества, мы провозгласим автокефалию. Думаете, общество успокоится? Как бы не так!

Это в наших глазах данный шаг будет шагом навстречу, в глазах общества он будет выглядеть проявлением слабости, а слабых, как известно, бьют. И бьют не потому, что слабый виноват, а потому, что слабый слаб. Так что на смену одним требованиям придут другие.

И нас, уже независимых и ни с какой Москвой связи не имеющих, спросят и о языке богослужения, и о русских святых в календаре. Что там ещё не нравится обществу? О словосочетании «раб Божий», например, спросят. Оно всё, понятно, вещи как бы второстепенные. Пожертвовать этим, возможно, и несмертельно.

Но ведь и на этом никто не остановится.

Вы никогда не задавались вопросом, как отреагирует «громада» на те или иные слова в проповеди? Зададитесь. Вы считаете, что вопросы пастырской практики касаются только вас? Это легко поставят под сомнение.

Вот, например, в обществе считается нормальным сожительствовать так называемым гражданским браком (без регистрации), так как же вы можете запрещать таковым быть крёстными? Если родители так решили, то это их право и нечего на него посягать. Или пришёл кто раз в год на исповедь, что бы он там не исповедовал, не в твоей, поп, власти допустить или не допустить к чаше («здравствуй, Бог, это же я пришёл»!), твоё дело молитву прочитать и причастить.

Да, кстати, у вас никакие активисты ещё не интересовались суммами в церковной кассе, не требовали отчёта о расходах и доклада, на какие шиши батюшка автомобиль приобрёл? Будут. А что? Общественный контроль. Прямая демократия. Не нравится? Что ж, вам не преминут указать направление.

Знаю, мне можно возразить, что сейчас на кону существование Украинской Церкви как таковой. Так я с этим и не спорю.

Только вот ведь какое дело: пойдя путём уступок обществу, мы, несомненно, сохраним церковную организацию, но что тогда в ней, в этой организации, останется от Церкви Христовой? Да, она будет существовать и функционировать.

И мы сможем в ней служить, действовать, волонтёрить, затевать разнообразные «движи», да и много чего ещё сможем. Только сможем ли мы в ней жить и спасаться, так, как можем сейчас в УПЦ?

Собственно, к этому я и веду: мы спасаемся в Церкви.

Забвение этого очевидного факта, подмена его стремлением спасать Церковь могут привести к тому, что мы, движимые самыми что ни на есть благими намерениями, сделаем то, с чем до сих пор безуспешно пытались справиться враги УПЦ.

Они не смогли, а мы сможем. Не страшно? Впрочем, те, кто уверен, что лучшее средство от головной боли – гильотина, тоже имеют право на свою точку зрения. В том числе и в Церкви.      

Протоиерей Владимир Пучков

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector